Имтар

Имтар
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 16 июн 2016 00:01
Контактная информация:

Имтар

Сообщение Имтар » 03 июл 2016 17:51

Имя:
Имтар, прозванный Псом.
Возраст:
Около 70
Пол:
Мужской
Рост:
1.88
Внешность:
О его племени говорят, будто они не чистокровные эльфы, и где-то в прошлом перемешались с нубийцами. Если смотреть на Имтара - так определённо что-то есть в этих словах. Высокий, крепко сбитый, ему не хватает свойственного иным сородичам изящества. Цвет его кожи недалёк от цвета угля, лицо широкоскулое, с далеко посаженными глазами, широким носом и полными губами... странное лицо для эльфа. Да ещё и волосы, хоть и ожидаемо светлые, но от влажности охотно вьющиеся мелким бесом.
Легенда:
Не думайте, глядя на меня, что я когда-то был кому-то важен, кроме родных. Не сын вождя, не лучший из сыновей для отца и матери, великий воин лишь в мечтах, великий мастер – в мечтах, навеянных суровостью учителей. Всего лишь мальчишка. Но, несмотря ни на что, счастливый мальчишка.
Пески. Море песков, от горизонта до горизонта. Никто не убедит меня, что есть зрелище величественнее. С ним не сравняться ни морям трав, ни водам морским. Просторы и теснины, мёртвая зыбь и грозные валы – всё можно отыскать здесь, застывшим, ожидающим лишь новой прихоти Господина Бурь.
По воле Господина Бурь живём мы. По его воле и уходим. Но так случилось, что я покинул его царство раньше, чем мне следовало, и совсем не так, как должен был. Вернуться я не смогу, как бы ни хотелось, для родных и соплеменников я мёртв. До воя на луну горько бывает, знаете ли, понимать такое. Иногда я вою. Иногда даже помогает.
Жизнь среди песков проста, но это не делает её лёгкой. И всё равно именно её я вспоминаю, по ней скучаю. Дом «из волос», дальние дороги до пастбищ и источников, козлятина и молоко верблюдиц, кофе и состязания в стихосложении по вечерам. И ничего, что стихи мне никогда не давались, сказок в памяти до сих пор сохранилось превеликое множество. Не все, правда, со счастливым концом, как нравилось собратьям...
Глупо, конечно, теперь жалеть об утраченном. Но идеальных нет, и я знаю, о чём говорю.
Мы, род песков, всегда имели братьев, не привычных к долгим переходам. Род земли, которых навещали мы в сезон урожая, был нам надёжной опорой. Они не походили на нас. Дома с надёжными стенами, служение земле и упование на неё. Вместо Господина Бурь они почитают его брата, Чёрного Отца, и обычаи их казались мне когда-то очень странными.
Но речь сейчас не о братьях моих, а о тех, кто жил рядом с ними. Когда-нибудь император непременно обратит свой взор в нашу сторону. И виноваты будут эти люди. Если, конечно, можно их назвать людьми. Нам с ними приходилось сталкиваться каждый год, и каждый год я удивлялся им. Статные, светлокожие, в одеждах из тончайшего льна, с глазами, подведёнными сурьмой... но первое, что вспоминается мне, когда думаю о них – это то, что женщины у них не то что лиц не прятали, а оголяли грудь. Когда в первый раз увидел, я глазам своим не поверил, а потом – не знал, куда их деть.
Конечно же, внимание императора однажды привлекут совсем не здешние красавицы – надо отдать им должное, женщины этого народа прекрасны. Всё дело в сизифовых деревьях, что растят они по берегам Великой реки. В плодах, которые у всякого, кроме этих людей, отнимают память.
Однажды я узнал: есть у местной знати развлечение: подносить чашу, отравленную соком плодов сизифова дерева, ничего не подозревающим путникам.Я не был путником, и кое-что из рассказов старших знал, однако это мне не помогло. И вот, ещё мгновение назад я от колодца нёс ведро воды, чтобы поить верблюдов, ну а теперь кругом – незнакомые стены, и весть о том, что родичи меня уже похоронили, а я отныне – раб госпожи Феонои Делени.
Госпожа эта была, надо сказать, женщиной удивительной, запросы у неё к домашним рабам – и того удивительнее. Какие-такие запросы? Не ваше дело, господа и дамы. Будет случай и желание – продемонстрирую. Одно определённо: повезло мне больше многих моих товарищей по несчастью, и жизнь на воле не убила меня только благодаря прихотям госпожи Феонои. За это я ей благодарен. Но благодарность пришла потом, убил я её много раньше.
Да, убил. Однажды понял, что она уже решила превратить меня в одну из тех безвольных кукол, которые даже имя своё помнят только после того, как всё нутро наружу вывернут от одного славного зелья. Я мог уже считать, что люблю госпожу Феоною, даром что была она капризной и взбалмошной до того, что родной брат покрывал все её делишки не из любви, а ради собственного доброго имени... но такого допустить я не мог. Я понимал, что воля покидает меня. Ещё немного – и я не вспомню другой жизни. Себя не вспомню.
Она любила меня псом называть. Справедливо. Я могу укрыться в звериной шкуре. Поэтому у нас, как бы обширны ни были стада, никогда не было пастушьих собак. Мы сами, обернувшись пятнистыми дикими собаками и объединившись в стаю, перегоняли верблюдов, овец и коз с места на место. Есть среди нас и другие. Те, что носят шкуру цвета песка, те, чей рёв приводит в ужас, а клыки и когти несут смерть. Я не такой. Жаль, но не такой. Всего лишь пёс, как она и говорила.
Но, загнанный в угол, бросится в бой даже трусливый шакал, а трусом я себя никогда не считал.
Свидетели убийства были. Их даже было немало. Но среди них не было ни одного свободного. Они будут молчать, если хотят жить. А если не хотят... их дело, когда их всех распнут на городской площади, на потеху скучающим горожанам, я буду уже далеко.
Родное племя уже отправилось в путь, когда я наконец освободился. К собратьям из рода земли я не решился идти. Для них я мёртв, и воскрешению моему они могут не обрадоваться. А кроме того... если свидетелей моего злодеяния всё-таки заставят говорить, не поверив, что на госпожу напала собака, то где ещё меня станут искать в первую очередь.
Искали меня или нет – не знаю. Знаю, что не нашли, а мне удалось наняться гребцом на галеру. Большая она была... потому и наниматься на неё никто не хотел, против воли морского бога такие корабли, он топит их, а на дне морском кому нужно золото. Мне оно было нужно, но большей была нужда в дороге прочь. Куда угодно, хотя бы и в объятия морского бога. Большой воды я тогда отчаянно боялся, чем изрядно смешил остальных. Наверное поэтому меня за борт и не выбросили за бесполезностью.
Капитан определённо догадывался, что я беглый. Должно быть, случалось возить рабов, мог и знать некоторые тонкости официоза тех мест, откуда отплывал. Там не во всём следуют имперским уложениям. Таких рабов, как я, клеймят иначе. Как? Вырезают на коже узоры, а потом натирают их рисовой мукой. Спасибо хоть, что не мукой из плодов сизифова дерева, иначе быть бы мне навек безмозглым и оттого абсолютно счастливым. Узоров таких у меня полно. Так что в общественные термы я так просто не пойду, ну а капитан определённо мог увидеть. Или донёс ему кто. Он собирался поговорить со мной, да только поначалу было не до того, ну а потом... потом морской бог всё же распахнул свои объятия. Вот так и занесло меня на Сэтту, господа и дамы. Я никому не намерен мешать, и буду благодарен, если не станут мешать мне.

Вернуться в «Игровые персонажи»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость

cron